Сказка о доме

(Отрывки из приложения к книге "Русский Детектив")

Глава
1


...И рассеялся свет...

И в мирах, в блестках искр на туманных орбитах,
Звездной тягой закрученный Путь наклонился к земле...
Меж заторов планет,
Меж бесформенных сгустков, разбитых
Белым семенем - жизнью - излился в пылающей мгле.

Вечный Путь!..

Это жизнь,
Оторвавшись от темных волчков - бесноватых,
Внутрь себя завитых, завывающих протовремен,
Осознать рубежи,
Отдохнуть от пространств диковатых,
Вновь на землю сошла - в тихий дом, в голубеющий сон.

2

Так бывало не раз...
Только что нам известно об этом? Быть может,
Мириады планет озаряемы были, и что ж?
Только песенный сказ,
Только детская сказка тревожит,
Только в ней и воспомнишь себя, и поймешь.

...в колыбели тепло,
Омываема тихими водами, млеком,
Жизнь покоилась, нежно спеленута маревом звезд...
А когда рассвело,
И загрезил рассвет Человеком,
Вышел Род-Световид - и оформил, и выровнял Рост.

3

Он в себе заключил
Все превратности света, все метаморфозы.
Он в четыре лица озирал пробуждавшийся мир...
Он в росе омочил
Диких скал пламеневшие розы...
И все младшие боги восстали за ним -

За кумиром кумир:

Переплут и Сварог,
Хорс и Макошь, Стрибог и Ярило, и Велес -
Упырей, рожаниц, берегинь потеснили во мрак.
И взойдя на порог
Новой жизни, со временем спелись
И вплелись в его замкнутый круг...

И все было доподлинно так.

4

Так и было, ты верь!
Просто куколка-жизнь теплым коконом вдруг распушилась,
А из кокона легкая бабочка выпорхнула, и расцвела
Вся земля: гад и зверь,
Травка малая - все разрешилось
От коснеющих ужасом снов...

И отпрянула долгая мгла.

5

По долам, по лесам,
В теплых водах земных и скалистых пещерах,
Еще слабо оформлен, ревя и ютясь среди диких зверей,
Жадно льнул к небесам -
Не учтен еще в расах и верах -
Тот же зверь...
Только вихрем материи высвечен злей и острей.

В нем оформили Страх,
Грусть и Нежность затеплили в нем упыри, берегини,
Отделив от ревущих, звериных обличий и первоначал...
И на голых ветрах
Он не мог уже вместе с другими
Выть и прыгать по веткам, как прежде...

Себя он теперь отличал.


6

Он в пещеру ушел.
Он сложил в ней очаг. Он затеплил в нем первое пламя.
Первый сочный кусок он зажарил... и женщине отдал своей.
И такое зажег
В ее сердце заботой, делами,
Что она нарожала ему большеглазых, как он, сыновей.

Его племя росло,
Его семя кустилось, впиваясь сквозь щели корнями
В тяжкий грунт подземелья,
И мал уже им становился в раздвинутой мгле
Дом, где даже уют, (даже свет!) добывался огнями
Очага, а не солнца. -
Первый Дом человека на этой земле.

7

Он пошел по земле...
Открывал он опять для себя неоглядные дали...
Он заглядывал в норы глухие. Гукал в полые дыры пещер.
В каждом стройном стволе
Видел то, что еще не видали.
В каждой ветке провидел осмысленный ритм и размер.

Молодой Океан,
Где когда-то он плыл в озаренном планктоне,
Тонкой кромкою пены, шумя, от него отделялся и мерк...
Сквозь весенний туман
Он увидел огонь и поднял на ладони,
Словно солнце, - зерно.
И в дымучую землю поверг.

8

И вздохнуло зерно,
Растолкало, ворочаясь, черные, жаркие комья,
И раскрывшийся колос десятками солнц засверкал.
Разве солнце одно
Разливает огонь в звездном доме?

Разве в доме земном не горят мириады небесных зеркал?

Поле света, огня
Разлилось по земле, в колосках зашумело,
И вздохнул Человек, и увидел - земля принимает его.
Вот и лес, наклоня
Свое теплое, темное тело,
Что-то шепчет ему... предлагает себя самого!..

9

И когда среди звезд
Не звезда, а падучая капля сверкнула,
А за нею еще и еще (остужая глаза и чело),
Он шалаш во весь рост -
Чтоб дождем не студило, не гнуло -
Сплел из гибких ветвей...

И в нем стало душисто, тепло.

Это был новый Дом.
Новый дом на пригорке сухом, среди сосен.
И все лето служил человеку уютный навес...
А когда холодком,
Огоньками в листве засигналила осень,
Свою женщину за руку взяв,
Он повел ее в сумрачный лес...


ГЛАВА 2

...и привел Человек свою женщину к стройной, могучей,
Золотистой сосне, и вогнал в нее взор свой дремучий,
И перстом узловатым в нее
Ткнул и молвил -"Вот дом!", и заплакала женщина -"Спятил!..
Даже если ты выдолбишь эту колоду, как дятел,
Разве это жилье?

Ствол, конечно, большой. Но и ты ведь большой, Человече!
Даже встанешь внутри, даже я тебе встану на плечи,
Дети встанут один за другим -
Разве все мы поместимся там, в домовине стоячей?
Плохо там, Человек, без уюта, без пищи горячей,
Ты не будешь таким?.."

Долго плакала глупая, и проклинала свой выдел.
Но большой Человек не ударил ее, не обидел.
Нежно хрупкие плечи обнял.
Он давненько приметил - хоть сила и ум в его власти,
Но из этого в жизни еще не составить все счастье,
И безумному внял:

Он увидел, что мягкое, косное в мире едва ли
Не важнее сухого и строгого... ночи такие бывали,
Где лишь слабость, и слезы, и стон
Иссекали блаженства и светы из мути кромешной,
И любил свою женщину слабою, глупою, нежной,
И туманной, как сон.

Так для искр нужен трут (искры в камушке влажном таились),
Чтобы ярко блеснув, долго жили в миру, и змеились;
Для корчаг из крутых корневищ
Нужен угол прохладный, сухой, рядом с кадкой дубовой, -
Зачерпнешь в летний зной мягкой влаги кусок родниковый,
Жар в груди утолишь.

Он давненько приметил, что влажное, косное много
Благодатней и слаще, чем то, что разумно и строго,
Расположено к приумноженью себя,
Чутким сердцем он внял - блеск сухого, как мысль, совершенства
Одинок в этом мире, и жить без разлитий блаженства
Можно лишь не любя.

Он любил свою нежную, глупую женщину, жалость
Пела в сердце, и женщина, слыша ту песнь, распложалась,
Растекалась поющею кровью... и здесь,
Здесь она и пропела былинную глупость про дятла,
И тогда Человек не ударил, не вздернул за патлы,
Но расплылся, осклабился весь.

Он погладил пушистые патлы, и за руку взял, и повел он
Ко другой золотистой сосне, и терпения полон,
Перст воздевши в притихшей глуби,
Вновь задумчиво молвил - "Вот дом!.." и когда терпеливо
Сотню сосен пометил, - она поняла, и счастливо
Засмеялась - "Руби!".

Засмеялась, заластилась к мужу, смотря на него восхищенно...
Но качал Человек головою. Думал медленно и отрешенно.
И надумал. И твердо сказал - "Не пора.
Дом еще не готов. Дом сырой. Бродят в доме древесные соки.
Приударит мороз, - станет звонким, сухим, грянут сроки
Для кремня-топора!.."

И настала зима... и увел он обратно к пещере
Свое племя, огонь в очаге разъярил и ощерил,
И кремневый топор заострил,
И свалил золотую сосну, и сучки обрубил, и умело,
Сняв кору, обтесал кремешком ее ладное тело,
И пазы отворил...................................
.................................................
.................................................
...что ни утро теперь, шел тропой к заповедному бору,
За сосною сосну - чтобы плотно ложились, чтоб впору
Были чашки-пазы - расстилал,
И ложились венцы в основание, вязаны ровно,
Обло рублены - кряжем могучим. А верхние бревна -
Те поменее клал.

И всходил добрый сруб, и светился на ясной поляне,
Как увиденный свыше... и верно, - в сиянном тумане
Было как-то виденье ему:
Дом стоял в небесах - вот как есть - от подножья до крыши,
Ибо нечто создать на земле, не сиявшее свыше,
Не дано никому....................................
..................................................
..................................................
...он услышал из дальней дали, из родных изначалий,
Как тепло в тишине колыбельные песни журчали,
Как струилось в него молоко,
И очнулся, и вспомнил о матери, - в доме ее не хватало!
Встал, и матицу вырубил. Сруб перекрыл. В доме стало
И тепло, и легко.

В доме печь задышала; стряпной, бабий кут хлопотливо
Запыхтел, заиграл... ребятишки смотрели счастливо
На румяную мать, на отца.
И пристроил он сени к избе, клеть холодную к лету,
И сараи, и стайки для птицы - за летнею клетью,
И ограду от зверя - с торца...................
..............................................
..............................................
...но, примерившись к Дому, петляло и смутно блуждало
Время, - в круг не оформясь еще, и еще досаждало
Племя навье - шиши, упыри,
И кручины, и навьи... - бандитские вылазки на дом
Учиняли в обиде: зачем обходить их укладом?
Гнать зачем от двери?

Не они ль в Человеке оформили Страхом тот выдел -
Быть отдельным от мира?.. и он их обиду увидел,
И решил: надо здесь по людски,
По хорошему надо с "братишками" здесь разобраться.
И на пир пригласил. Кликнул в чаще: -"Айда ко мне, братцы,
Распрям всем вопреки!.."

...что за сброд, что за сборище выло в дому!.. раскаряки
Приползли бородавчатой нечистью, лапы-обрубки, коряги
Клали прямо на стол в терему,
Мокры бороды в блюда макали, хвостами водили
По белым половицам, и хлюпая, так наследили -
Непостижно уму!

И хозяйка, давясь отвращеньем, осклабясь в улыбке
(Ибо так наказал Человек), им несла то грибочка, то рыбки,
То мясца, то блинца,
И восторженно гукала нечисть, и чавкая, глухо шумела,
Но ни путной беседы, ни речи какой завести не умела,
Ни какого словца.....................................
.....................................................
.....................................................
...посопели, пофыркали серые, - порасползлись восвояси.
Улестил их, отвадил. Да их и не шибко боялся -
Неважнецкие твари, мокреть.
Много больше, грозней волновало иное - Сварога
Обоять бы, да Велеса, гнев отвести от порога,
Зачураться бы впредь.

И смекнул Человек: - "А возьму, изукрашу хоромы
Оберегами хитрыми так, чтобы молнии-громы
Стороной обходили: лобан
Поднабью на избу, и коруною осьмиконечной
(Солнца знак!) от грозы, от напасти увечной
Будет мне талисман.

Окна, устье печное, карнизы изрежу, - инако
Дом в узорах-причелинах будет смотреться, однако,
А на кровлю огниву-доску
(От пожара да огненна зора какого) прилажу,
Да резных полотенцев навешу - Стрибога уважу,
Верею насеку.

А на поле, в дожинки, в последних снопах колосистых
Завивать стану бороду Велесу, - в Доме, в полях золотистых
Завсегда будет чтим, знаменит,
С верным Псом-Переплутом посевы и всходы на пашне
Стережет неустанно? Воздай! - Он и скот твой домашний,
Он и хлеб твой хранит.

А на самую крышу конька посажу, запрягу его Домом,
И воссяду - ну чем не возок тебе? - править хоромом:
Кнут в руке, на портах поясок,
Есть полозья, окошечки. В окна - выглядывать детям,
Бабе - печь пироги. Ну а мне? А мне править всем этим!
Чем тебе не возок?

Далеко-далеко, сквозь три мира я еду, и все их
Своим домом связал. Первый мир - тот на ящерах-змеях,
Жар клубя, громоздится внизу,
А второй - на земле, - с человечками, с птицею-зверем,
Ну а третий - уж тот в небесах... и куда я свой терем
Сквозь три мира везу?..

Тот ответ не за мной. Мое дело не - встренуть ухаба.
И живет во подполье моем золотая царь-жаба,
Древо-царь восстает средь двора:
В недрах корни кипят; в птицах, в звездах купается крона;
Округ тулова - пчелы, детишки кружатся, и ровно
Вьется время - пора..."............................
...................................................
...................................................


ГЛАВА 3

...и раздвинулось племя людское,
И надвинулось время такое,
Когда новые боги пришли,
И припомнили новые боги
О небесной, о старой дороге,
И позвали в дорогу с земли.
Они прокляли серых, наивных
Их богов, небесам супротивных,
И сказали, что хватит во зле
Копошиться землистою вошью,
И сказали, что царствие Божье
Вообще не на этой земле,
Что тоскует по ним мирозданье,
Что пора выходить на заданье,
Отгуляли, мол, отпуск, пора,
Отдохнули маленько, и будет...
И поверили многие люди,
Что не будет здесь больше добра...
..................................
..................................
...только глупый дурак с побирушкой,
Со своей неизбывной подружкой,
Не поверили новым богам.
Стал дурак среди гама людского
И сказал свое дивное слово,
Поперешное слово сквозь гам:
Почесал свою лысину, ветошь
Перетряс в темном черепе... - "Нет уж!
Пусть домишко мой мал, низкоросл,
Пусть землей пропитался домишко, -
Я и сам-то, как следует, вишь-ко,
Из земельки еще не пророс.
Пусть подвальное бревнышко мохом
Оплыло, пусть и сам я меж охом
Да меж ахом, как будто, живу,
Только нам и не надо другова.
Ишь, земля!.. Ну и что тут такого?
Кому надо - вали в синеву,
Облети там хоть целу вселенну!
Мы полушку свою неразменну
Не дозволим разбить никому,
Будем в целости жить, в осиянной
Диво-дури своей окаянной,
Дольше всех - в деревянном дому..."

Вот такие слова выкликал он.
И подружка ему потакала,
В лад кивала головкой чудной.
А другие, те ждать не решились:
"В деревянном дому поприжились,
Спору нет, но пора и в иной..."
И окинули глазом урочным
Домик свой, и таким он непрочным
Показался им вдруг, и таким
Неказистеньким - с дранкою, с гарью,
С несусветной, лопочущей тварью:
"Дармоеды, однако, жуки!
Ублажай их, лелей их, а толку?
Шебуршат по углам, втихомолку
Древеса прогрызают... жулье!
Нет уж, надо подальше от леса,
От шишиги и прочего беса,
Надо в камне крепить бытие!"...
...............................
...............................
...да уж, камень... тяжелая штука.
Это, брат, не простая наука,
Уж его с кондачка в оборот
Не возьмешь без тоски и укора -
Крепь земная! Хребет Святогора!
Гром вселенной, закатанный в гроб!
Все он видит, замкнувшийся грустно.
Камень тяжек не токмо от груза,
В нем не бремя, а Время Времен
Запечатано. Времени в камне -
Тьмы! Скрежещут, томясь под замками,
Зубья музыки, зовы племен.
Это - врешь! - не прозрачное древо.
Да людишки наплюнули - эва!
Что гадать? Надо брать прямиком,
Как уж есть, - в мире все первозданно!..
Только глупая женщина тайно
Над старинным всплакнула дружком,
Над бесправным, скрипящим коряво, -
Слезы, думы ему поверяла,
Только как возразишь? Искорят.
Ну, да что ж, Человеку виднее.
Встретим в камне рассвет... мудренее
Утро вечера. Так говорят........
................................
................................
...и - отпраздновали новоселье!
Засверкал камень окнами всеми,
В ночь засовами загрохотал,
Закурился квадратной трубою.
Камень вымостил площадь собою,
Землю стиснул. Траву притоптал.
И, тяжелый, по градам и весям
Подтолкнул, будто выдавил весом,
От земли человека... гляди -
На ступень его к небу продвинул,
На другую, и сам, будто идол,
Пораздался в себе, стал расти:
Вот и первый этаж взгромоздился,
Вот второй, вот и третий взгруздился,
Вот уж пятый, шестой в небеса
Прокарябаться были готовы...
Потаенные, темные зовы
Взвыли в камне, взошли голоса:
Камень крякнул. Взроптал. Матюгнулся.
И умолк. Наклонился, пригнулся
До землицы, по плечи в нее
Поушел, опустился обратно...
- "Эва, робя! Тут чтой-то неладно! -
Зачесало в башке мужичье. -
Камень плотный. И шибко чижолый.
А землица того... не впряженный
Конь-битюг, не потянет возок,
Да и мяконька больно... тут надоть
Чтоб полегче - смекнули - чтоб падать,
Кочевряжиться чтоб не резон..."
И - дробили плоть каменну, жали,
Со дресвою, с водою мешали,
Глядь - и вышел кирпичек спроста.
И сноровисто, споро теперь уж
В небеса побежали... поверишь? -
Десять, сто этажей, - до двуста
Напластали, попробуй исчисли!..
Огляделись - ан сами повисли
На воздусех: меж небом самим,
Меж землею... и старые боги
Сокрушились в тоске и тревоге:
- "Как он жить станет, скукой томим?
Как тут жить-то, в пустотах блукая?
Что за тварь - сокрушались - такая?
Чуть поползает в доле, в пыли, -
Прыг наверх! - словно пчелочка в улей -
И сидит себе, скорченной дулей,
Не касаясь навовсе земли.
Чем же он свою силушку кормит,
Ежли ноги, былинные корни,
Живу-сок от земли не берут?
Может, в мыслях вся силушка? Тесно
Там, в башке. Да и нам нету места,
Уходить надо в землю сыру..."
Так решили старинные боги,
И ушли. А на пыльной дороге
Только люди да звери одни,
В одиночестве рыская, ныли,
Ибо новые боги, иные -
Не от этого мира они.
Ну а коль не от этого мира,
Очень даже земля их томила.
- "Пропадай-ка он пропадом, весь
Этот смрад, вы и землю сгубили
Потому, что чужими здесь были,
Потому и зовет Благовесть.
Вы уж там побыстрей разбирайтесь
Со своими делишками, кайтесь,
Отпускайте друг дружке грешки,
Да и к нам поспешайте, ей богу,
Отдохнули? Пора и в дорогу,
Собирайте свои узелки..."

В мысли, в голову тоже не больно
Эти боги рвались; неспокойно,
Аварийно там было, в умах:
Трески, молнии, мраки!.. как будто,
Лыбясь черепом, щелкала будка -
Вся в искрящей проводке, в дымах...
..................................
..................................
...ну, да боги не фраеры. Ладно,
Не прельстились мозгами, не надо.
Залюбили людишки зверей.
Их, конешно, маленько побили,
Это так. Но потом залюбили.
Посадили на цепь у дверей.
Зверю стал человек вроде Бога.
Кто стал Богом ему? Одиноко
Богом быть, растерявши богов;
Обратили свой взор друг ко другу,
И - айда растекаться по кругу,
И - вперед, разводить мозгляков!
Наплодили, настряпали деток...
Ух, и взмыли дома напоследок!
Точно соты, горели в ночах
Башни слышущи, многоочиты,
Где кассетами камня зачитан,
Человек источался и чах. -
И с землей не оформил развода,
И пчелою не стал... да и меда
Нес все меньше в ячейку теперь.
Травы выжаты, в душах проруха...
В испарениях смрадных (как муха)
Вянул тихо - ни ангел, ни зверь.
Скушно стало. За серый свой будень
Наломавшись (пустой, точно трутень),
Залетал в свой квадратный бетон,
И ложился все с тою же, бедной,
Грустной женщиной, до смерти бледной,
Исторгающей жалобный стон.
И терзал ее плоть в душной клетке
На подвешенной к небу кушетке,
Бледных отпрысков заготовлял,
И все чаще бессонною ночью,
Стены в мыслях раздвинув, воочью
Сам себя на весу представлял,
И опять, и опять ужасался:
Как он в этом бреду оказался,
В гиблом воздухе - средь фонарей,
Проводов, воронья, вовсе зряшных
Всяких штук, им же сляпанных, страшных?..
И стояла зима у дверей.
Приближалась Пора. Подступало
Время спячки. Пчела облекала
В теплый кокон себя. Человек -
Не пчела, не задремлешь медово...
Срок прощаться с тяжелой водою.
Срок прощаться... и строить Ковчег.
И Ковчег он построил - на шаге
Световом, на космической тяге,
Чуткий парус лучом проструил,
И, последней печалью ведомый,
Поклонился земле - просто Дому,
Где невзгоды и годы роил.
Здесь он детство провел. Здесь, как странник,
Отдохнул от просторов бескрайних,
Возмужал. И теперь во весь рост
Развернул свои крылья - незримо,
И всех чад на земле, пилигримов,
Вновь собрал в себе, целен и прост.
Он распутал, снял плотный свой кокон,
Стал прозрачным, как полдень, что соткан
Из бессолнечных бледных огней,
И лишь конус высокого света
Очертанья его силуэта
Выделял из белесых теней...
...........................
...........................
...Он опять уходил в изначальный,
Вечный Путь, и созвездья встречали,
Пел, выстукивал азбучный Ключ:
"Он идет, он идет, Заплутавший,
Всех заблудших собою сверставший
В световую субстанцию, в луч!.."...
...................................
...................................
...это было воистину странно:
Шар земли, он ведь поздно иль рано
Должен был бы погаснуть - не гас!
Синей каплей сверкал сквозь затоны,
Точно все мировые законы
Для него вообще не указ!
И тогда все свои светосилы
Луч спружинил, и вышел на синий,
Не тонувший в мирах островок:
Резал хорды, круги... всю планету
Просквозил по периметру... свету
Отыскать основанья не мог.
Шарик спал, все огни обесточив.
Океан, берега разворочав,
Фосфор пены едва излучал;
Лес горбатый, в оглоблях развилин,
Тихо глохнул; и слепнущий филин
Свои фары уже не включал.
Но ведь шел он, и шел неуклонно,
Свет таинственный! Определенно
Шел из самого центра земли.
Луч напряг все свои мегаватты!.. -
Ничего, кроме старенькой, хаты
Не нашел в придорожной пыли:
В землю вросший вдоль тракта, у речки,
Дом был пуст, лишь на старом крылечке
Что-то странно струилось... а вдруг?..
И, вспылав до последних фасеток,
Луч их высветил, стареньких деток,
Они пели, с подружкою друг.
На крылечке сидели в печали
И, как старые травы, качали
Головами, прикрывши глаза,
Они пели и плакали... это,
Это было источником света!
Звездный свет излучала Слеза......
..................................
..................................
...он погладил смешные веснушки
На щеке у любимой подружки,
Распустившей златую косу,
И опять изумился - да ужли
Мог не видеть такого досужлив
Глаз? Не видеть такую красу?!
А не видел. Высматривал, кругл,
Завидущ, пышно крашеных кукол,
Долгоудых, лядащих лахудр,
На неброскую - малый росточек,
Златовласка зеленые очи -
Не глядели. Один он был мудр.
Мудр и зорок. И в махонькой, ладной
Побродяжке такие услады
Он зазнал - не приснится во сне
(Им и возраста не было вовсе) -
Чем смиренней да рыжеволосей,
Тем разымчивей в самом огне!..

- "Знаешь чем мы с тобою займемся?
Мы сперва на земле приберемся,
Дом почистим от всяких таких
Гадких штук - все, свое отрычали.
Будет Дом наш, как в самом начале,
До прихода гостей дорогих.
А потом (тут он мордочкой всею
Рассиялся) - мы землю засеем!
Всю засеем. До края! Представь:
Весь наш шар в голубых океанах,
В тучных нивах златоколыханных,
Сквозь миры пробирается вплавь.
И наш домик на нем - в центре поля,
В самом центре земли; и приволье
Рассиялось вкруг дома!.. ужо
Свет, в колосьях накопленный, выйдет
Из себя, и тогда нас увидит
Сам Господь, и сквозь облако выйдет,
И речет: "Вот теперь хорошо." -
Наконец-то похвалит нас, ленных.
Только этим одним искупленье
Можно было стяжать, а Ему
Только это и было красиво:
Вся земля, как одна светосила,
Вся - зерно, изводящее тьму...
А потом - он счастливой догадке
Засмеялся - не все ж были гадки?
Были ж добрые люди? Они
Этот свет разглядят, и очнутся,
И покаются, мля, и вернуться
Захотят в наши ясные дни...".....
..................................
..................................
...но сгущавшийся, медленный конус
Покачался над ними, и корпус
Развернул, уводя острие.
И тогда дурачка осенило.
Он взбодрился, и вновь свою милу
Приласкал, как всегда, - "Е-мое!
Не боись. Им не срок возвращаться!
Это просто они попрощаться
Приходили - с тобою, со мной,
Не боись, е-мое! Нам худого
Не зазнать уж ни дела, ни слова
От людей... ни досады иной.
Все. Теперя простилися с нами.
И давай их ни явью, ни снами
Не попомним с обиды, со зла,
А прольем наши плачи и вздохи, -
Как-никак, доставалися крохи,
Доставалися нам с их стола...".....
...................................
...................................
...бормотал дурачишко в суконном
Пинжачке, в картузишке посконном,
На крылечке своем, весь в лучах,
И лучи те, что бездну качали,
Напоенные старой печалью,
Тихо в синих стояли очах.....
.............................
.............................
...а высокий тот луч, изумленный
Силой света в душе отдаленной,
Навсегда отходил в небеса,
Он узнал, он согрелся причиной
Световой, - человечьей кручиной.
Сквозь миры простегнулась Слеза!.....
.....................................
.....................................
...есть косматое, рыжее солнце,
А за ним есть такое оконце,
Где дрожат и синеют сквозь тьму
Зерна, капельки времени... видишь?
Вот по ним-то, по теплым, и выйдешь,
И очнешься... в слезах. Но - в Дому.
Киктенко Вячеслав. Стихотворения
Постоянная ссылка на это стихотворение:
Случайные стихотворения этого автора